Офтальмологическая клиника СПЕКТР

Москва. метро ЦСКА, Проезд березовой рощи, 12. 

8 (495) 123-31-12 - круглосуточный
8 (800) 707-97-12 - бесплатный звонок по России

СПЕКТР идей, СПЕКТР докторов, СПЕКТР медицинских услуг.

СПЕКТР идей, СПЕКТР докторов, СПЕКТР медицинских услуг.

Наша майская беседа с профессором А.А.Кожуховым посвящена созданию клиники «СПЕКТР».

Организация нового лечебного учреждения стала одним из важнейших, ключевых решений в жизни Арсения Александровича. Какие идеи он стремится реализовать? Как можно сформулировать концепцию клиники? В чём её «изюминка»? Как строится совместная работа с партнером и еще одним учредителем и руководителем «СПЕКТРа» - к.м.н. О.В.Унгурьяновым? Как два руководителя решают спорные вопросы? Каких принципов они придерживаются при подборе персонала? Наше интервью поможет посетителям Сайта лучше узнать «СПЕКТР», заглянуть «за кулисы» этой авторитетной организации здравоохранения.

В начале беседы мы затронули важную общественную тему: роль благотворительности в нашей жизни, разумную организацию благотворительной помощи.

 

- Арсений Александрович, хотелось бы начать наш разговор с темы, которая прямо не связана с Вашей профессиональной деятельностью… Один из популярных российских федеральных телеканалов - речь идёт о телеканале, позиционирующем себя как православный и патриотический! – постоянно демонстрирует рекламные ролики с призывами жертвовать деньги на лечение российских детей в зарубежных клиниках… Этот вопрос кому-то может показаться мелким и частным. Но, мне думается, что подобный подход подрывает доверие к российской медицине. У телезрителей создаётся впечатление, что якобы тяжёлые заболевания, в том числе онкологические, можно вылечить только за рубежом.

- Вы затронули сразу две важные темы: организацию благотворительности и лечение за рубежом. Что касается благотворительности, то совершенно естественно, что православный телевизионный канал призывает телезрителей помогать ближним, помогать тем, кто слабее, кому тяжело, кто нуждается в помощи. Так и должно быть!

Благотворительность является важной частью жизни и государства, и общества, и каждого конкретного человека. Для верующих людей, в том числе православных, любовь к ближнему, помощь ближнему – одна из основ Веры, проявление Любви к Богу. Для меня эта тема тоже имеет большое значение. По возможности стараюсь помогать людям, участвую в благотворительных проектах. И как частное лицо, и как руководитель клиники.

Мне близка позиция моего дяди и Учителя, академика Святослава Николаевича Фёдорова, который «не мог быть счастлив в одиночку». Он помогал окружающим и словом, и делом, стремясь сделать жизнь лучше и в масштабах лечебного учреждения, и во всей стране.

 

- Желание оказать благотворительную помощь, улучшить жизнь людей – светлый и благородный порыв. Но почему благотворительность должна быть направлена именно на зарубежное лечение? Необходимо ли оно юным и взрослым пациентам? Не является ли такой «сбор средств» скрытой или явной рекламой «медицинского туризма» в ущерб развитию отечественного здравоохранения?

- Нужно разбираться в каждом конкретном случае. У меня сбор финансовых пожертвований на зарубежное лечение тоже нередко вызывает недоумённые вопросы. Впрочем, это касается не только зарубежного, но и платного отечественного лечения.

Здесь на самом деле немало явного мошенничества, когда «сборщики пожертвований» просто хотят набить свой карман за счёт благородства и доверчивости других людей. Но даже если деньги на самом деле собирают родители больных детей – достойные максимального сочувствия и всевозможной помощи! – то всё равно возникает немало вопросов. Хотелось бы понять, пытались ли эти люди получить медицинскую помощь в рамках Обязательного Медицинского Страхования (ОМС)? Была ли эта помощь им оказана?

Также не нужно забывать о том, что эффективность лечения во многих случаях зависит от его своевременности. Когда поставлен диагноз, то важно начать оказывать пациенту помощь как можно быстрее. Вполне логично и разумно делать это в рамках ОМС. А если вместо начала лечения начинается длительный сбор финансовых средств, то упускается драгоценное время. Даже для неспециалиста понятно, что это может иметь печальные последствия.

«Частные благотворительные проекты», как правило, грешат тем, что в них, вообще, не упоминается механизм отчётности и возврата пожертвованных средств. Кто-то собирает деньги на какую-либо платную хирургическую операцию. Допустим, нужную сумму собрать не удалось. А что сделают люди с теми деньгами, которые им перечислили? Вероятно, они пойдут на какие-то другие цели, не связанные с лечением.

Представим себе другую ситуацию. Опечаленные горем родители собирают деньги на лечение своего ребёнка. Добрые люди пожертвовали им больше, чем требуется. Что произойдёт с «остаточными» средствами? Таких «неудобных вопросов» можно задать немало.

 

- По сути, Вы говорите не об открытом мошенничестве, а о своеобразной «серой зоне» благотворительных проектов.

- «Серая зона» существует. Когда у людей возникают искушения, связанные со значительными финансовыми средствами… Кто-то может этим искушениям противостоять, а кто-то – нет.

 

- Где же выход из этой ситуации?

- Мне думается, что наиболее разумный выход: не пересылать деньги тем людям, которых Вы лично не знаете, а вместо этого помогать авторитетным благотворительным организациям.

 

- Простое и логичное решение!

- Серьёзные благотворительные организации имеют открытую, прозрачную бухгалтерию. Поэтому в данном случае всегда понятно, на что именно идут пожертвования.  У организации есть возможность проверить потребности людей, которые к ним обращаются, чтобы оказать помощь максимально быстро, эффективно и разумно.

 

- Кроме того, благотворительные организации могут наладить сотрудничество с авторитетными государственными и частными медицинскими учреждениями.

- Такое сотрудничество уже идёт! В частности, наша клиника взаимодействует с благотворительным фондом «Старость в радость». Благодаря этому нескольким десяткам пожилых людей, проживающих в психоневрологических интернатах, была проведена факоэмульсификация катаракты с имплантацией искусственных хрусталиков, а также оказана другая необходимая медицинская помощь.

Разумеется, сотрудники благотворительных организаций в сочетании с экспертами-врачами всегда могут определить, можно ли конкретному пациенту помочь в России или требуется лечение за рубежом? Также совместно мы найдём ответ на вопрос: эффективно ли лечение по полису ОМС? Или необходимы дополнительные медицинские услуги, которые ОМС не покрывает?

 

- Наша с Вами беседа показала, что благотворительная деятельность может и должна осуществляться грамотно и разумно. Но хотелось бы понять, почему многие наши соотечественники верят в том, что им помогут именно за рубежом?

- Я не вижу в медицинском туризме ничего плохого. Конечно, его не нужно смешивать с благотворительностью, что порой происходит… Если человек хочет, чтобы он или его родственники лечились именно за рубежом, то это желание должно осуществляться из личных средств. Национальная система здравоохранения любой страны, в том числе и России, ориентирована на лечение у себя дома.

Кстати, российская офтальмология является одной из самых передовых в мире. И она активно развивается! Мощный импульс развитию российской офтальмологии дал Святослав Николаевич Фёдоров, который развивал уникальные отечественные технологии. Одновременно он активно внедрял в медицинскую практику передовые зарубежные методики.

И в других областях медицины у России есть явные успехи. Что касается скептического отношения к отечественному здравоохранению у части пациентов, то это могут быть отголоски начала девяностых годов, когда после развала Советского Союза многие сферы жизни находились в кризисе… В том числе и здравоохранение.

Желание любой ценой поехать лечиться за рубеж может быть связано и с индивидуальными психологическими особенностями человека. К сожалению, в мире существует немало неизлечимых заболеваний. Но некоторым людям кажется, что за рубежом их якобы смогут вылечить. Это иррациональная, но неистребимая надежда на чудо. Она характерна не только для россиян, а лежит в человеческой природе.

Вряд ли кто-то из разумных людей будет спорить с тем, что Россия, в целом, достойно справилась с нынешней пандемией. Борьба ещё не закончена, но российская вакцина Спутник V является одной из наиболее эффективных в мире. Она активно экспортируется за рубеж. Всего у нас создано три вакцины. Они все соответствуют самым высоким международным стандартам.

Лечение пациентов с Ковидом, в основном, проводилось и проводится грамотно и эффективно, хотя, как и в любой стране, некоторые недочёты и ошибки имели место. Это объективный показатель уровня развития здравоохранения. Недаром значительная часть россиян, постоянно проживающих за рубежом, во время пандемии стремились и стремятся вернуться на Родину, чтобы получить медицинскую помощь именно в России, а не в странах их постоянного пребывания. Это о многом говорит!

 

- Арсений Александрович, давайте после обсуждения важных общественных и морально-этических тем вернёмся к истории создания клиники «СПЕКТР». Учредителями этого лечебного учреждения Вы стали вместе с Олегом Владимировичем Унгурьяновым. Почему Вы решили вместе взяться за реализацию этого проекта?

- С Олегом Владимировичем мы были давно знакомы. Но у нас не было опыта совместной работы. Нас также нельзя было назвать «друзьями», скорее это были добрые приятельские отношения, которые нередко возникают между коллегами.

Зато сейчас, после трёх лет успешной работы клиники, могу сказать, что мы по-настоящему сдружились. Нас сблизило общее дело! Нас сблизила ежедневная совместная работа.

Мы оба являемся универсальными хирургами, в сферу интересов которых входит значительная часть офтальмохирургических вмешательств и на переднем, и на заднем отрезках глаза. Но в предыдущий период деятельности Олег Владимирович исторически больше специализировался на заднем отрезке глаза, в частности, на операциях по поводу отслойки сетчатки. У меня был богаче опыт в хирургии переднего отрезка глаза, в том числе в катарактальной хирургии и лазерной коррекции зрения.

 

- Получается, что Вы с Олегом Владимировичем в определённой мере «дополняете» друг друга.

- Можно и так сказать! Нам интересно друг с другом. У нас есть много тем для общения. Мы постоянно делимся друг с другом опытом хирургического лечения пациентов в сложных клинических случаях. В некоторых вопросах мы действительно можем учиться друг у друга, совершенствуя хирургическое мастерство. А хирург должен учиться всю жизнь! И не должен жить в некоем «профессиональном вакууме».

За последние три года, за время существования клиники «СПЕКТР», Олег Владимирович стал проводить больше вмешательств по поводу патологий переднего отрезка глаза, а я ещё активнее погрузился в мир витреоретинальной офтальмохирургии.

 

- Взаимное влияние налицо!

- Хирургия – творческая профессия. А творческие люди всегда влияют друг на друга. За несколько лет до создания «СПЕКТРА» я побывал в гостях у Олега Владимировича в клинике «Новый взгляд», где он тогда работал. Мне рассказывали о к.м.н. О.В.Унгурьянове как об одном из лучших специалистов в Москве по отслойкам сетчатки. Я с удовольствием приехал к нему, присутствовал в операционной во время операций.

Мы время от времени встречались с ним на научных конференциях, где оба были докладчиками или участниками. Случайно обнаружилось, что у нас общее увлечение: кайтсерфинг.

 

- Довольно редкое увлечение!

- Увлечение не самое распространённое. Но у меня в то время уже был определённый опыт в этом виде спорта, а Олег Владимирович тогда находился только в начале пути. Во время наших встреч кайтсерфинг стал одной из постоянных тем общения. Мы оба хотим двигаться вперёд, развиваться. Не только в профессии, но и в спорте.

 

- Когда у Вас возникла идея создания совместной клиники?

- Первый раз беседа об этом состоялась у нас в феврале или в марте 2017 года во время научной конференции в Сочи, в которой мы оба принимали участие. Мы договорились встретиться ещё раз, чтобы всё предметно обсудить. Такая встреча состоялась в апреле того же года, в Москве, в Крылатском, в ресторане восточной кухни «Ишак». Именно за этим дружеским ужином было принято решение о создании клиники «СПЕКТР». Впрочем, название мы придумали позже. А в Крылатском мы договорились учредить свою клинику.

Изначально мой план состоял в том, чтобы в одной клинике объединить четверых опытных, маститых, известных в профессиональной среде и среди пациентов хирургов. Но у Олега Владимировича было другое мнение на этот счёт. Он исходил из того, что клинику нужно организовывать вдвоём. Других партнеров привлекать не нужно.

 

- Вы с ним согласились?

- Я прислушался к его аргументам. В странах Запада есть немало примеров, когда три-четыре-пять-шесть хирургов объединяются и открывают общую клинику. При этом они все являются равноправными партнёрами и в управленческих, и в финансовых делах. Но в России такой опыт труднореализуем.

Два человека вполне могут договориться между собой. Трём коллегам это уже сделать сложнее. А четырём – почти невозможно!

 

- Нередко и двум докторам бывает трудно договориться.

- Наша клиника существует уже три года и порой коллеги полушутя-полусерьёзно спрашивают меня: «Как Вы ухитрились не поссориться за это время?»

 

- Что Вы отвечаете?

- Говорю, что у нас слишком много работы, и некогда ссориться… Этот ответ не является шуткой. Работы действительно много! Но «секрет» всё-таки в другом. У нас с Олегом Владимировичем просто нет причин для размолвок. Мы оба к моменту создания клиники были опытными хирургами. Мой стаж в профессии составлял четверть века, его – более тридцати лет.

У нас общие представления о том, как должна развиваться клиника, куда двигаться… Важный принцип нашей работы: равноправие двух учредителей. Все принципиальные вопросы решаются совместно. Это касается и приёма персонала, и покупки оборудования.

Мы оба – люди с твёрдым характером, которые не привыкли «прогибаться» под внешним давлением. Вместе с тем мы понимаем, что совместная работа немыслима без компромиссов, без учёта интересов и мнений друг друга.

Огромное значение в медицине, как, впрочем, и в других сферах жизни, имеет репутация. Одна из причин, почему я решил работать вместе с Олегом Владимировичем, явилась его безупречная репутация в профессиональном сообществе не только как прекрасного хирурга, но и как порядочного и ответственного человека. Я уверен, что и он примерно также ответит на вопрос обо мне.

Мы с Олегом Владимировичем – люди достаточно спокойные, уравновешенные, не склонные к импульсивным, необдуманным поступкам. Это тоже помогает в работе. Мы привыкли видеть главное. А если по каким-то частным вопросам мнения расходятся, то трагедии из этого не делаем. Прорабатываем вопрос глубже и в конце концов приходим к единому решению.

Если оба руководителя «СПЕКТРА» не пришли к единому мнению, то решение не принимается. Вопрос откладывается… Такие ситуации тоже бывают полезными. Если сразу не принять решения, то время может оказаться мудрым советчиком. Оно всё расставит на свои места.

С другой стороны, я нередко удивляюсь, что часто мы оба буквально «срываем с языка» друг друга какую-то мысль. Одни и те же идеи приходят одновременно.

- Вы мыслите в одном направлении, и это помогает в работе клиники.

- Не только мы двое. Я бы говорил о многих сотрудниках «СПЕКТРА», которые за эти три года стали единомышленниками.

 

- Не могли бы Вы рассказать о предварительном этапе создания клиники? Наверное, Вы приобрели новый, уникальный опыт.

- У меня был большой управленческий опыт, но не было опыта создания клиники с нуля. Всегда был реалистом и, принимая это решение, не ждал лёгкой жизни. Понимал, что будет трудно.

Мы нашли помещение в жилом комплексе «Корона». Оно понравилось. Высокие потолки (выше четырёх метров), позволяющие установить мощную систему вентиляции. Был составлен проект. Начался ремонт. Откровенно говоря, расходы на ремонт превысили предварительную смету в два раза. Но это, можно сказать, нормальная ситуация.

 

- Так и с ремонтом квартиры нередко происходит. Окончательные расходы обычно существенно расходятся с предварительной сметой.

- Главное отличие от ремонта квартиры состоит в том, что при организации клиники необходимо соблюсти много специальных требований. Например, операционные требуют особой системы вентиляции. На этапе создания клиники я узнал об организации вентиляции много нового. А знания – в том числе в сфере строительства – никогда не бывают лишними.

Случались и мелкие конфликты с некоторыми строителями. Например, по моему требованию они переустановили все двери, которые до этого были установлены неаккуратно. Но, в целом, с предварительным этапом мы справились. Официальным днём рождения клиники стало 8 августа 2018 года. 8 августа – дата не случайная. Это день рождения Святослава Николаевича Фёдорова. Этот день мы с тех пор ежегодно торжественно отмечаем.

И я, и Олег Владимирович – выходцы из МНТК «Микрохирургия глаза». Он – из Хабаровского филиала, я – из Московского. В МНТК мы сформировались как хирурги. Поэтому решение сделать день рождения великого российского офтальмолога, создателя МНТК «МГ» Святослава Николаевича Федорова,  нашим корпоративным праздником стало осознанным решением.

 

- Почему Вы назвали клинику «СПЕКТР»? У Вас не было планов использовать в бренде Ваши фамилии?

- Такой вариант тоже обсуждался, но мы от него отказались. Думаю, это было правильным решением. И коллеги, и пациенты знают, что в этой клинике работают А.А.Кожухов и О.В.Унгурьянов. Люди целенаправленно к нам идут. Поэтому нет никакой необходимости говорить об этом в названии.

«СПЕКТР» - это не только два успешных офтальмохирурга, учредившие совместную клинику. Это спектр идей, спектр докторов, спектр медицинских услуг. Когда мы создали клинику, то думали о том, что в ней будут работать и другие доктора, другие хирурги. В том числе молодые коллеги, обретающие и совершенствующие здесь профессиональное мастерство всю свою жизнь, как и положено любому развивающемуся специалисту. Зачем им работать под «чужим» брендом? Гораздо лучше и приятнее осознавать себя частью «СПЕКТРА»!

 

- Название клиники – запоминающееся, многозначное, философское.

- «СПЕКТР» - понятие, тесным образом связанное с глазом. В первую очередь, на ум приходит термин «СВЕТОВОЙ СПЕКТР» т.е. радуга. Но, с другой стороны, это название открывает перед нами широкие перспективы. «СПЕКТР» может быть не только названием офтальмологической клиники. Если когда-нибудь у нас возникнет идея стать многопрофильным лечебным учреждением, то название всё равно будет жить.

 

- У Вас есть такие планы?

- Теоретически это возможно, но в настоящее время у нас с Олегом Владимировичем таких планов нет. В первую очередь, мы – хирурги, а уже потом – организаторы здравоохранения. Руководство многопрофильной клиникой трудно совместить с активной хирургической практикой. А мы не собираемся уходить из хирургии. Но, на мой взгляд, название клиники должно «оставлять открытыми все двери».

Если клиника будет расширяться, если у неё появятся филиалы – этого я не исключаю в будущем! – то название «СПЕКТР» тоже себя оправдает.

 

Графическое изображение названия нашей организации напоминает о таблице Сивцева-Головина, которая используется для проверки остроты зрения. Я имею в виду написание буквы «С», первой буквы в названии, которая является логотипом нашей клиники.

Одновременно специалистам-медикам, да и многим пациентам логотип напомнит о таблице Рабкина для проверки цветоощущения. Также как в этой таблице мы используем многочисленные синие, голубые и бирюзовые шарики.

 

- Нельзя не отметить, что многочисленные шарики на Вашей эмблеме смотрятся ярко и гармонично. А шар – символ гармонии.

- Наша эмблема несёт в себе много смыслов. Буква «С» как бы помещается внутрь глаза. Разрыв в этой букве может напомнить о зрительном нерве.

Есть и ещё один аспект, связанный с названием клиники. Не только день рождения клиники совпадает с днём рождения основателя МНТК. Само название тоже оттуда, из Фёдоровского Центра!

 

- Вероятно, большинство посетителей Сайта об этом не догадываются!

- «Спектр» - изначальное название пансионата (гостиницы) для пациентов в МНТК. Хотя в настоящее время оно не используется.

 

- Как бы Вы сформулировали концепцию клиники, её «изюминку»?

- Концепция состоит в том, что в «СПЕКТРЕ» всем должно быть уютно и комфортно. Здесь должно быть приятно и удобно качественно работать. Пациенты должны приходить сюда лечиться со спокойным сердцем. Конечно, любая зрительная патология, любое хирургическое вмешательство всегда были и остаются стрессом для пациентов.

Но в нашей клинике у пациентов есть уверенность, что для них сделают всё возможное, а часто и невозможное! Мы уделяем пациентам максимум времени и внимания, стараемся, чтобы во время врачебного визита они получили ответы на все вопросы и зарядились позитивной энергией. Мы не обещаем, что каждый человек обретёт идеальное зрение, но добиваемся наилучшего результата, возможного в каждом конкретном случае.

Почему пациенты нам доверяют? Они знают, что мы успешно справляемся с наиболее тяжёлыми офтальмологическими патологиями (отслойками сетчатки, сложными случаями катарактальной хирургии, последствиями травм, сложная лазерная коррекция зрения и др.). Порой нам приходиться исправлять осложнения предыдущих операций, проведенных в других клиниках, в том числе и зарубежных… А если клиника успешно помогает «нестандартным» пациентам в сложных случаях, то об успешном, эффективном лечении массовых, «стандартных» глазных болезней излишне даже говорить. Это подразумевается само собой.

 

- Наверное, в офтальмохирургии не бывает простых операций.

-  Каждую операцию я провожу с максимальной концентрацией сил и энергии. Вместе с тем существуют хирургические вмешательства – мы неоднократно говорили о них в прошлых беседах – которые требуют от офтальмохирурга проявления особого мастерства, специальных мануальных навыков и аналитического мышления. В «СПЕКТРЕ» такие операции проводятся. И пациенты об этом знают.

«Сарафанное радио», работающее на нас, и составляет «изюминку» клиники. Кроме этого, мы используем самое современное оборудование. Сложилась отличная команда докторов, постоянно повышающих свою квалификацию.

 

- Хотелось бы поговорить с Вами о том, как формировался коллектив клиники.

- Большинство людей, которые сейчас у нас трудятся, мы знали раньше. Или мне приходилось с ними работать, или Олегу Владимировичу. Или нам рекомендовали этих сотрудников. Я бы хотел упомянуть двух человек. Главный врач клиники, к.м.н. Т.Л.Фадейкина. Прекрасный рефракционный хирург. Татьяна Львовна не только вносит весомый вклад в поддержание текущей работы лечебного учреждения, но также своими идеями участвует в его развитии. Она относится к тем докторам, которые всегда стремятся двигаться вперёд, совершенствоваться, не останавливаться на достигнутом.

П.П.Чапило – наш исполнительный директор. Человек опытный, ответственный, многогранный, способный успешно работать в режиме многозадачности, справляться со стрессовыми ситуациями. Имеет 4 высших образованийя.  У него широкий круг обязанностей и большие полномочия. Фактически Павел Павлович берёт на себя все вопросы, прямо не связанные с медициной: от эксплуатации здания до рекламы. Он также вовлечён во все кадровые решения.

У нас стабильный коллектив. В «СПЕКТРЕ» работают и члены моей семьи. Мой брат возглавляет IT-отдел, супруга трудится в бухгалтерии.

Конечно, в клинику приходят и новые сотрудники, которых мы раньше не знали. Обычно с соискателями сначала проводят беседу главный врач и/или исполнительный директор. А уже потом знакомимся мы с Олегом Владимировичем. Мы ценим людей порядочных, с высоким уровнем профессионализма, готовых «вписаться» в коллектив.

Опытному врачу нетрудно быть хорошим кадровиком. Ведь наша работа подразумевает знание психологии. Мы умеем «чувствовать» людей.

Думаю, что для руководителя клиники важно постоянно «держать руку на пульсе», но при этом давать сотрудникам самостоятельность, доверять им, не пытаться контролировать каждую мелочь.

Большинство сотрудников работают не каждый день. У них остаётся время на отдых. Но когда кто-то «выходит из строя» из-за отпуска или болезни, то у нас не бывает проблем с поиском «замены». Коллеги с удовольствием подменяют друг друга, выходят на работу в свои выходные дни. Это связано не только с дополнительным заработком… У нас люди с удовольствием приходят на работу, ценят творческую, доброжелательную атмосферу, царящую в клинике.

 

- Арсений Александрович, благодарю Вас за то, что Вы подробно рассказали об истории создания клиники, о её концепции, кадровой политике… В следующих беседах хотелось бы поговорить о том, как развивался «СПЕКТР» в течение этих трёх лет. Сравнительно небольшой срок, но за это время клиника прошла большой путь. Для Вас как для офтальмохирурга, учёного-исследователя, изобретателя и педагога эти годы тоже были яркими и насыщенными. Надеюсь, что в следующих интервью мы сможем рассказать посетителям Сайта много интересного и нового.

 

Беседовал Илья Бруштейн

 



Назад в «Печатные и видеоматериалы»
Поделиться:
© 2021 Кожухов А.А. – Доктор медицинских наук, профессор. Офтальмолог - хирург высшей категории.
Политика конфиденциальности.
Разработка сайта
2wind.ru