Офтальмологическая клиника СПЕКТР

Москва. метро ЦСКА, Проезд березовой рощи, 12. 

8 (495) 123-31-12 - круглосуточный
8 (800) 707-97-12 - бесплатный звонок по России

Рефракционная офтальмохирургия. Как справиться с осложнениями?

Рефракционная офтальмохирургия. Как справиться с осложнениями?

Многие пациенты, планирующие рефракционное вмешательство, интересуются на врачебном приёме, может ли эта операция привести к осложнениям? В каких случаях? Готовы ли врачи к такому развитию событий? Можно ли полностью ослепнуть, если возникнут осложнения? 

Очередную беседу с профессором А.А.Кожуховым мы посвятили рефракционной офтальмохирургии. Арсений Александрович, универсальный хирург и учёный-исследователь, четверть века занимается этой областью глазной медицины, в совершенстве освоив все имеющиеся хирургические методики.

Многие пациенты, планирующие рефракционное вмешательство, интересуются на врачебном приёме, может ли эта операция привести к осложнениям? В каких случаях? Готовы ли врачи к такому развитию событий? Можно ли полностью ослепнуть, если возникнут осложнения? На все эти вопросы в нашем разговоре были даны подробные ответы, подкреплённые примерами из врачебной практики.

Кроме того, зашла речь и об актуальной ситуации, связанной с распространением коронавируса. От каждого человека сейчас требуется принятие взвешенных, обдуманных решений. Профессор А.А.Кожухов такое решение недавно принял, пройдя вакцинацию российским препаратом „Спутник V“.

- Арсений Александрович, в прошедшие месяцы мы с Вами неоднократно затрагивали тему коронавируса. К сожалению, человечество ещё далеко от победы над эпидемией. По телевизору мы практически ежедневно видим репортажи из „красных зон“, специальных отделений больниц для пациентов с КОВИДом... Так случилось, что Вам тоже около полугода назад довелось проходить лечение в „красной зоне“. Вероятно, личный опыт соприкосновения с болезнью повлиял на Ваше восприятие происходящего.

- КОВИД на самом деле затронул нашу семью. Мы с женой переболели. Но если у нее болезнь, к счастью, протекала в лёгкой форме, то у меня было диагностировано заболевание средней тяжести. О личном опыте КОВИДа мы подробно говорили в одной из прошлых бесед.

Разумеется, опыт „красной зоны“ мне бы не хотелось повторить! Поэтому недавно и я, и моя жена вакцинировались. Перед вакцинацией мы проверили уровень антител. У супруги он к тому времени снизился до недопустимо низкой отметки. Это означало, что организм уже не может защитить себя от коронавируса. У меня тоже за семь месяцев после перенесённого заболевания произошло существенное снижение уровна антител. Поэтому решение пройти вакцинацию было логичным и естественным.

 

- Какой вакциной Вы воспользовались?

- „Спутник V“. Как известно, в России зарегистрировано три вакцины. Все они доказали свою безопасность и эффективность. Но „Спутник V“ является наиболее распространённым и популярным препаратом. Это одна из первых вакцин, которая была разработана в мире, пройдя все три фазы клинических испытаний.

„Спутник V“ экспортируется в десятки стран мира, в том числе в ряд стран Европейского Союза. И хотя американская и европейская бюрократия по политическим соображениям отказываются признать нашу вакцину, по уровню доверия среди населения именно российский препарат занимает лидирующие позиции в мире. Это успех нашей страны, которым каждый россиянин может гордиться.

вакцинирование спутник V

 

- Хочется надеяться, что международный успех „Спутника“ будет способствовать успеху вакцинации и в нашей стране.

- Я тоже на это надеюсь. У нас есть вакцина, получившая международное признание, которой можно доверять. Есть опыт десятков миллионов людей, прошедших вакцинацию. Поэтому никаких причин в отказе от прививки, если у человека нет врачебных противопоказаний (а их на самом деле очень немного!), я не вижу.

На мой взгляд, вакцинация должна оставаться добровольной. Но с другой стороны, её нельзя рассматривать и как сугубо личное, частное дело каждого человека. В успехе вакцинации, в скорейшей выработке коллективного иммунитета заинтересовано и общество, и государство.

Мы вакцинируемся для того, чтобы защитить собственное здоровье и здоровье своих близких. Ответственность за своё здоровье несёт каждый человек. Но с другой стороны, существует и такое понятие как „общественное здоровье“.

Никто не имеет право безнаказанно заражать окружающих людей. Поэтому если человек без каких-либо внятных причин отказывается от вакцинации, если кому-то трудно в общественных местах носить маску (не на подбородке, не в кармане, а так как положено!), то это можно расценивать как низкий уровень социальной ответственности, махровый эгоизм и неуважение к окружающим.

Чем быстрее мы выработаем коллективный иммунитет - а вакцинация важный шаг на этом пути! - тем быстрее сможем вернуться к нормальной жизни.

 

- Арсений Александрович, хотелось бы побеседовать с Вами о рефракционной офтальмохирургии. Когда Вы начали заниматься этой областью глазной медицины?

- Время моего „ученичества“ в этой сфере: 1997-1998 годы. Будучи клиническим орднатором, а впоследствии врачом-офтальмологом хирургом МНТК «МГ» им. акад. С.Н.Федорова я освоил основные рефракционные технологии.

Это было „переходное время“. С одной стороны, во второй половине девяностых годов ещё широко применялась радиальная кератотомия. Создателем этого метода в начале семидесятых годов стал академик С.Н.Фёдоров. С другой стороны, в то время уже получили распространение лазерные методики рефракционной офтальмохирургии.

Радиальная кератотомия принесла революционные перемены в эту область медицины. Рефракционные операции производились и раньше, но именно технология, разработанная Святославом Николаевичем и его сподвижниками, позволила миллионам людей по всему миру отказаться от средств оптической коррекции зрения, принципиально улучшить качество жизни. В первую очередь, речь шла об избавлении от очков т.к. контактные линзы в то время были мало распространены.

В разговорной речи радиальную кератотомию нередко называли „насечками“ на роговице глаза. Это словечко точно определяет суть операции. Хирург после тщательных рассчётов наносит с помощью дозированного алмазного ножа-кератома на роговицу пациента от четырёх до двенадцати насечек (разрезов) на большую часть ее толщины. При этом меняется конфигурация роговицы, а значит и её рефракционная (преломляющая свет) способность. Центральная часть роговицы становилась более плоской. Таким образом, пациент избавляется от близорукости.

С распространением эксимерных лазеров радиальная кератотомия с начала нулевых годов в основном перестала применяться в рефракционной офтальмохирургии. Но этот метод до сих пор вызывает интерес учёных-исследователей и применяется в некоторых областях офтальмохирургии. Эксперты сходятся во мнении, что без радиальная кератотомия стала „основой“ для появления современных лазерных рефракционных методик. И в этом, безусловно, заслуга Святослава Николаевича, моего Учителя в офтальмологии!

В 1997-1998 годах я провёл несколько тысяч операций радиальной кератотомии. Это способствовало профессиональному росту, становлению как рефракционного офтальмохирурга.

Одновременно я осваивал лазерные методики, которые тогда только появились в мире и в России: ФРК (фоторефрактивную кератэктомию) и LASIK (Laser Assisted in Situ Keratomileusis — лазерный кератомилез, ЛАСИК).

Из этих двух методик ФРК - более старая. Суть операций одинакова:  с помощью эксимерного лазера форма роговицы изменяется таким образом, чтобы световые лучи правильно фокусировались на сетчатке.

Обе операции состоят из двух этапов. Главное различие - в первом этапе операции. При ФРК верхний слой роговицы – эпителий - удаляется механически (при Трансэпителиальной ФРК эпителий также испаряется лазером). Таким образом, хирург получает доступ к строме, самой толстой части роговицы, на которой и производятся необходимые манипуляции, то есть испарение части стромы роговицы эксимерным лазером по четко заданному алгоритму, под контролем программного обеспечения компьютера.

ФРК предполагает довольно длительный восстановительный период, продолжительностью около недели, в течение которого эпителий регенерирует. Т.е. нарастает на роговицу, восстанавливается его анатомическая целостность.

В отличие от ФРК, технология LASIK не связана с удалением эпителия. Вместо этого с помощью специального инструмента (микрокератома) делается тонкий поверхностный срез роговицы на ножке (лоскут, или флэп) около 100-120 микрон толщиной. Затем этот лоскут отодвигается, чтобы эксимерный лазер мог проникнуть в более глубокие слои роговицы , а после коррекции лоскут  возвращается на место.

 

- Вы рассказали о времени Вашего становления как рефракционного хирурга, заглянули в прошлое. А как cегодня обстоят дела с рефракционными технологиями?

- ФРК в настоящее время применяется сравнительно редко, хотя эту методику ещё нельзя назвать устаревшей. Её рекомендуют, например, пациентам с очень тонкой роговицей, для которых не подходят другие методы лазерной коррекции зрения.

В этом случае людям приходиться мириться с недостатками ФРК: сравнительно длительным восстановительным периодом, во время которого пациенты жалуются на слезотечение, светобоязнь, неприятные ощущения в глазу, временное небольшое снижение остроты зрения.

Все эти явления - временные. Они безвозратно проходят, когда эпителий полностью регенерирует. Но в течение примерно недели пациент испытывает некоторые проблемы, нарушается его трудоспособность.

Что касается технологии LASIK, то если быть точным, на сегодняшний день существует два  LASIKa. Их не нужно путать! „Классический“ LASIK применяется в России cо второй половины девяностых годов. Я делал эти операции с 1997-1998 годов.

„Классический“ LASIK предполагает, что на первом этапе операции лоскут срезается микрокератомом. Другими словами, хирург выполняет этот этап вручную. В последнее десятилетие получила распространение другая технология: LASIK с фемтосекундным сопровождением, или, если быть кратким: Фемто-LASIK.

фемто ласик

При этой технологии лоскут вырезается хирургом не вручную, а с использованием фемтосекундного лазера. Фемто-LASIK предполагает применение во время операции сразу двух лазеров. На первом этапе хирургического вмешательства фемтосекундный лазер формирует лоскут. А на втором этапе эксимерный лазер осуществляет необходимое испарение, без нагревания, стромы (самой толстой части роговицы), чтобы добиться нужного рефракционного эффекта.

 

- Какая разница для пациента, станет ли хирург формировать лоскут с помощью механического инструмента, или ему на помощь придёт фемтосекундный лазер? Какое влияние это оказывает на исход операции?

- Разница существенная! Как эксперт с огромным опытом в использовании обоих технологий - и „классического“ LASIKa и Фемто-LASIKa - могу сказать, что даже самый виртуозный хирург с блестящими мануальными навыками не сформирует лоскут настолько точно по толщине и филигранно ровно, как фемтосекундный лазер.

Для пациента повышается безопасность операции. Надо признать, что и „классический“ LASIK - относительно безопасная, надёжная, отработанная технология. Но Фемто-LASIK - огромный шаг вперёд! Особенно для пациентов с более тонкой роговицей.

Погрешность в толщине лоскута в классическом LASIKе составляет от 20 до 100 микрон. В Фемто-LASIKe погрешность – 5-10 микрон. Почему эти цифры так важны? После формирования лоскута и испарения стромы эксимерным лазером толщина роговицы должна составлять не менее трёхсот микрон. Иначе может возникнуть опасность кератоконуса (истончения) роговицы - тяжёлого, опасного офтальмологического заболевания.

Главный врачебный принцип: „Не навреди!“ Учитывая большую погрешность в толщине лоскута классического LASIKа, до появления фемтосекундного сопровождения многим пациентам с тонкой роговицей было невозможно с высоким уровнем безопасности осуществлять рефракционные вмешательства. Теперь эта ситуация изменилась в лучшую сторону.

Это только один пример. Фемтосекундное сопровождение имеет и целый ряд других преимуществ перед „классической“ технологией. Поэтому уже при создании клиники „СПЕКТР“ мы с О.В.Унгурьяновым приняли решение не использовать „старый“ LASIK. У нас все операции LASIK осуществляются только с фемтосекундным сопровождением.

 

- Уверен, что после Вашего подробного рассказа посетителям Сайта будет понятно, в чём состоит разница между этими двумя технологиями и зачем хирургу нужен фемтосекундный лазер.

- Я не хотел бы поставить под сомнение компетентность своих коллег из других клиник, которые продолжают использовать „классический“ LASIK и не собираются от него отказываться... Но особенность „СПЕКТРА“ состоит в том, что мы хотим и можем предложить нашим пациентам самые современные методики лечения. Фемто-LASIK, безусловно, относится к таким технологиям.

 

- До недавнего времени Фемто-LASIK считался самой передовой технологией рефракционной коррекции зрения. Но сейчас „пальму первенства“ перенял ReLEx SMILE (SMall Incision Lenticula Extraction)

- На сегодняшний день более восьмидесяти процентов всех рефракционных вмешательств в клинике „СПЕКТР“ приходятся на ReLex SMILE. Популярность, востребованность этой технологии являются вполне оправданными. Эти операции я провожу с 2016 года.

Часто пациенты, приходящие на врачебный приём ко мне и моим коллегам, не просто хотят получить информацию о возможностях рефракционного вмешательства, а чётко говорят: „Сделайте мне, пожалуйста, операцию SMILE! Я хочу SMILE!“

Коррекция зрения SMILE Кожухов 

- Вероятно, это реальность современной эпохи. Рефракционная офтальмохирургия, в основном, ориентирована на молодых людей до 40 лет. Они прекрасно владеют интернетом и могут ещё до визита к врачу получить разнообразную информацию о медицинских технологиях. Посетить специализированные онлайн форумы, почитать отзывы других пациентов.

- Если нет медицинских противопоказаний, то, конечно, мы идём навстречу пациентам и проводим операции по технологии ReLex SMILE. Вместе с тем я не думаю, что при всех преимуществах SMILE она в ближайшие годы полностью вытеснит остальные методики, представленные выше. Например, ReLex SMILE пока не может справляться с дальнозоркостью, а Фемто-LASIK - может.

Но SMILE - на сегодняшний день „первый выбор“ для пациентов, не имеющих противопоказаний для этих операций. К счастью, таких людей - подавляющее большинстве среди всех, кто обращается в нашу клинику.

 

- Чем же привлекает SMILE? В чём секрет его популярности?

- Это ода из наиболее эффективных, безопасных и самая  малоинвазивная и технология, которая существует в рефракционной офтальмохирургии.

Она требует самого минимального восстановительного периода т.к. уже через несколько часов после операции пациенты могут радоваться отличному зрению.

Одно из важных принципиальных отличий технологии SMILE от её предшественниц состоит в том, что эта операция не предполагает испарения эпителия, как ФРК. Она также не нуждается в формировании лоскута как LASIK и Фемто-LASIK. Никакого лоскута просто нет.

При формировании лоскута разрез роговицы составляет около 20 мм. ReLex SMILE требует даже не разрез, а мини-прокол роговицы размером всего 2-2,5 мм. Специальный фемтосекундный лазер высекает внутри стромы роговицы лентикулу (оптическую линзу) с целью коррекции близорускости и астигматизма. После этого через указанный выше микро-прокол лентикула удаляется из роговицы.

Таким образом, суть технологии SMILE состоит в формировании лентикулы (линзы) в строме роговицы и микро-прокола для её удаления. Всё гениальное просто!

Я бы сравнил появление SMILE c внедрением в хирургическую практику факоэмульсификации катаракты. Как известно, раньше экстракция катаракты проводилась через большие разрезы около 9 мм, т.е. катаракта вынималась из глаза целиком. Потом появились факоэмульсификаторы. И теперь хирурги работают через мини-проколы диаметром в 2 мм., такие же как в SMILE.

Но в данном случае операция проходит ещё более малоинвазивно т.к. любая катарактальная операция предполагает вскрытие глазного яблока. А рефракционные операции проводятся на роговице. Глазное яблоко хирург не вскрывает.

На сегодняшний день SMILE осуществляется исключительно с помощью фемтосекундного лазера VisuMax фирмы Сarl Zeiss. Вполне возможно, что в будущем у этого лазера появятся конкуренты, но на сегодняшний день ему нет альтернативы.

К достоинствам этой технологии можно отнести высокую биомеханическую стабильность и сохранность роговицы. Также в сравнении с другими методиками меньше вероятность появления синдрома сухого глаза.

 

- Арсений Александрович, клиника „СПЕКТР“ регулярно выпускает документальные фильмы, посвящённые различным офтальмологическим темам. В настоящее время Вы готовите фильм о возможных осложнениях в рефракционной офтальмохирургии. Почему Вы решили уделить внимание именно этой проблеме?

- Я всегда был убеждён в том, что пациенты на врачебном приёме должны получать максимум информации по всем вопросам, связанным с лечением и хирургическими вмешательствами.

Рефракционные операции являются малоинвазивными. Осложнений бывает очень мало. Менее одного процента от общего числа хирургических вмешательств. Но вместе с тем важно понимать, что не существует в мире хирургии вообще без осложнений.

 

- К таким ситуациям надо быть готовым?

- Пациент имеет право знать о возможных осложнениях, даже если они крайне маловероятны. А хирург должен быть к ним готов, даже если за всю свою хирургическую практику, за всю свою жизнь он никогда с ними не встретится.

На мой взгляд, профилактика осложнений обеспечивается тремя факторами.

  • Первое: тщательный отбор пациентов и расширенная, углублённая предварительная диагностика. Рефракционные операции, как правило, не являются жизненно необходимыми. Поэтому при абсолютных или относительных противопоказаниях врач не имеет права идти на неоправданный риск. В „СПЕКТРЕ“ мы на этот риск не идем!
  • Второе: квалификация хирургов. Именно опытные хирурги могут свести риск осложнений к абсолютному минимуму.
  • Третье. Высокотехнологичное оборудование и современные методики рефракционных хирургических вмешательств.

 

- Если осложнения всё же случаются, у хирурга имеется план „Б“? Вы знаете, как с ними справиться?

- Практически с любыми осложнениями при проведении лазерной коррекции нашими современными методами можно справиться или во время самой операции или в послеоперационном периоде.

 

- Не могли бы Вы привести примеры осложнений, произошедших во время или после рефракционной операции?

- Существуют индивидуальные особенности организма, которые невозможно предвидеть заранее. Например, мне вспоминается операция LASIK, которую я проводил в начале нулевых годов. Под воздействием головки микрокератома у пациентки „сполз“ эпителий. Произошла деэпителизация роговицы.

 

- Почему Вы сейчас вспомнили об этой ситуации?

- Это сравнительно редкая ситуация. А вспомнил я о ней по двум причинам. Во-первых, деэпителизация лоскута роговицы во время операции LASIK может привести к дифузному ламилярному кератиту (отёку и воспалению в интрастромальном пространстве роговицы). С этим заболеванием вполне можно справиться. Но оно является одним из возможных осложнений при операции LASIK.

К счастью, у пациентки, которую я упоминал, отёка и воспаления не произошло. Но из-за деэпителизации восстановительный период протекал у неё более болезненно и длительно, чем изначально предполагалось.

Во-вторых, эта ситуация является ещё одной иллюстрацией к моему тезису о том, что Фемто- манипуляции более совершенная технология, чем классический LASIK.

 

- С Фемто-LASIKом такая ситуация не могла произойти?

- Это почти исключается при правильной хирургической технике Фемто- LASIK. Микрокератом может механически „сдвинуть“ эпителий и это даже не всегда зависит от хирурга, а фемтосекундный лазер формирует лоскут максимально точно и чётко без бокового движения по поверхности роговицы, поэтому эпителий с места не сдвинется.

Расскажу ещё об одном редком осложнении при операции LASIK. В моей практике он произошёл один-единственный раз в жизни. В центре лоскута образуется отверстие, так называемый “button hole”. Эта ситуация не даёт нам возможности осуществить рефракционное вмешательство. Оно может произойти при „классическом“ LASIKe, но оно абсолютно исключено при Фемто-LASIKе.

 

- Как нужно реагировать хирургу, если это произошло?

- Это осложнение можно считать относительно безобидным. Если технически правильно из него выйти, то оно не наносит ущерба пациенту. Необходимо очень аккуратно положить лоскут на место и отложить рефракционное вмешательство на три месяца. После этого поверх старого лоскута осуществить новый разрез с более глубоким лезвием, то есть с более толстым лоскутом, если позволяет толщина роговицы. И будет отличный результат!

Могут быть осложнения, связанные с тем, что хирург не проследил за чистотой роговицы. Мы в „СПЕКТРе“ следим за этим очень тщательно! Рефракционные хирургические методики предполагают идеальную чистоту роговицы. Если, к примеру, на роговицу попадёт жир с век, то это затруднит работу лазера, из-за чего может быть неполный рез роговицы.

Это нельзя назвать „осложнением“, но это нестандартная ситуация во время операции. Хирург должен быть к ней  готов и знать как из нее выйти.

 

- Что нужно сделать в этом случае?

- Нужно тщательно отчистить роговицу. И после этого повторить лазерную манипуляцию. Такой „повтор“ не нанесёт ущерба пациенту.

 

- Арсений Александрович, не могли бы Вы перечислить „типичные“, характерные осложнения для каждой рефракционной методики?

-  Думаю, слово „типичные“ является не вполне уместным т.к., как мы уже говорили, рефракционная офтальмохирургия, в целом, сталкивается с очень небольшим количеством осложнений. Менее одного процента от общего числа операций.

Но бывают проблемы, к появлению которых надо быть готовым. В ФРК такой проблемой может стать помутнение роговицы, так называемый «Хейз». Это иногда происходит во время восстановительного процесса, если, например, пациент слишком рано перестаёт капать капли, назначенные ему врачом.
 

- Как с этим справиться?

- Как правило, помутнение устраняется консервативными средствами т.е. опять же с помощью глазных капель. В крайне редких случаях приходится повторять ФРК через год и больше после первого вмешательства.

Повторение рефракционного вмешательства хирурги называют „докоррекцией“.

 

- Докоррекция необходима только после ФРК?

- Теоретически докоррекция может понадобиться после любого рефракционного вмешательства. Но речь идёт о единичных случаях.

Докоррекция может быть актуальна для молодых людей, если после проведения операции близорукость продолжает прогрессировать. Также она необходима, если имела место неточность в диагностике до операции. По этому мы в „СПЕКТРЕ“ уделяем очень большое внимание именно предоперационной диагностики и некоторые обследования перепроверяем несколько раз.

Иногда докоррекция требуется, если хирург допустил какую-то неточность при проведении операции. Такого развития событий пациенты нашей клиники тоже могут не опасаться. У нас работают опытные и внимательные хирурги! Точность введенных данных проверяется на различных этапах как минимум 3 раза, причем обычно в разные дни.

Также докоррекция бывает необходима в связи с возможными некоторыми особенностями самого пациента, например если у пациента имеетя стойкий спазм аккомодации, который не удается полностью устранить даже при многогкратном закапывании капель, расширяющих зрачок. Этот вариант нельзя предотвратить т.к. речь идёт о крайне редкой осбенности, непредсказуемой реакции организма.

Ещё одна причина докоррекции: индивидуальные особенности регенерации (заживления) роговицы у конкретного пациента. Например, у некоторых пациентов в результате избыточной регенерации после операции возникает частичный регресс рефракционного эффекта, из-за которого может появиться небольшая близорукость  или астигматизм.
 

- Получается, что докоррекция может понадобиться во многих случаях?

- Мы с Вами говорим о единичных случаях. Но для всех этих единичных случаев у хирургов есть „страховочный вариант“. Поэтому если врач говорит о необходимости докоррекции, то пациентов это не должно как-то пугать. Это вполне допустимая, хотя и очень редкая ситуация.

Кстати, после проведения операций по технологии ReLex SMILE то же успешно проводиться докоррекция, при необходимости. Оптимальный метод докоррекции после ReLex SMILE назывется «Circle».

кожухов офтальмолог

- Какие осложнения или особенности могут быть при операции Фемто-LASIK?

- Иногда, хотя и крайне редко, может незначительно травмироваться эпителий. Как правило это не представляет опасности для пациента и не влияет в итоге на оптический результат операции.

Иногда приходится сталкиваться с децентрацией лоскута. Такая ситуация чаще может происходить при классическом LASIKe. При Фемто-LASIKe лоскут гораздо легче центрировать, так как его положение и размер заранее точно заданы в цифрах и графически видны на мониторе лазера.

 

- Какие осложнения встречаются в технологии SMILE?

- К счастью, очень мало осложнений... Хирург с недостаточным опытом может оставить в глазу кусочек лентикулы. Но её вполне возможно вынуть и через несколько месяцев после операции. Без ущерба для пациента.

 

- Арсений Александрович, приятно осознавать, что с редкими осложнениями рефракционной офтальмохирургии Вы и Ваши коллеги научились успешно справляться.

- Это на самом деле так, хотя, справедливости ради, надо признать, что бывают ситуации, где возможности медицины ограничены. Недавно ко мне обратился пациент, который через несколько месяцев после операции Фемто-LASIK поранил глаз. Во время каких-то бытовых работ на даче он попал в глаз ржавой проволокой.

 

- Такие травмы, вероятно, могут привести к безвозвратному ухудшению остроты зрения.

- Лечение этого пациента ещё не завершено. Я надеюсь, что у него всё обойдётся, но опасность ухудшения зрительных функций при травме, конечно, есть.

Он сдвинул лоскут металлической проволокой. После этого потёр глаз рукой и лоскут сам встал на место. Но в пространство между лоскутом и стромой роговицы попала ржавчина и грязь.

 

- А почему этот пациент сразу не обратился к врачу?

- Он поздног вечером поехал в одну московскую клинику, но, вероятно, попал на приём к дежурному доктору, который не занимается рефракционной хирургией. Ему выписали капли, но не промыли пространство под лоскутом, что бы удалить попавшую туда грязь и инфекцию.

Время было упущено, в роговице начался выраженный воспалительный процесс. Когда пациент обратился в „СПЕКТР“, то я обнаружил инфильтраты и уже почти язвы на роговице. Мы сделали и делаем для него всё возможное, но в данной ситуации не может быть гарантии, что случившееся не останется без долговременных последствий. При травмах чрезвычайно важно, чтобы квалифицированная помощь была оказана как можно быстрее.

 

- Какой вывод могут сделать посетители Сайта из этой истории?

- Все рефракционные технологии, связанные со сравнительно долгим восстановительным периодом (ФРК, LASIK, Фемто-LASIK) требуют от пациентов осторожности и дисциплины. И капли нужно закапывать своевременно, и любых травм стараться избегать!

SMILE - технология гораздо более комфортная. Восстановительный период у неё минимальный: идеальным зрением можно наслаждаться уже на следующий день. Лоскута тоже нет, поэтому он не может сдвинуться, даже в случае травмы.

У меня, кстати, была ситуация, когда пациентка, которой я делал операцию Фемто-LASIK, позвонила мне очень поздно вечером. Все наши пациенты имеют возможнорсть экстренной связи с хирургом 24 часа в сутки 7 дней в неделю, на случай какого-то чрезвычайного происшествия. Ногтём она сама себе случайно сдвинула лоскут при падении. Дама очень испугалась: у неё возникла резь в глазу, слезотечение, ощущение тумана.

Я успокоил пациентку, сказав, что за ночь с ней ничего плохого не произойдёт. Утром она приехала на приём, я в операционной поставил ей лоскут на место.

 

- Почему в Фемто-LASIKе „поставить лоскут на место“ легче, чем в „классическом“ LASIKе?

- Если говорить простым языком, то Фемто-LASIK образует своеобразный „бортик“ для лоскута. Поэтому даже если лоскут сместился, то он легко возвращается обратно в свой „паз“. А в при „классической“ технологии этого нет, хотя опытный хирург всё равно сможет вернуть лоскут обратно в правильное положение.

 

- Арсений Александрович, хотелось бы сердечно поблагодарить Вас за возможность прикоснуться к миру рефракционной офтальмохирургии! Почти четверть века  Вы осуществляете эти операции. Хотелось бы узнать: изменился ли у Вас психологический настрой за эти годы?

- Психологические изменения, конечно, есть. Но одно осталось неизменным: и во время своей первой операции, и сейчас я сохраняю предельную концентрацию во время каждого хирургического вмешательства. От его начала и до конца.

А волнение давно исчезло! Во время проведения операций я сейчас не испытываю каких-то особенных чувств или эмоций. Я просто спокойно делаю свою работу, и уверен в отличном результате. Эта уверенность и спокойствие передаётся моим пациентам.

 

Беседу вёл Илья Бруштейн

 

 

 



Назад в «Печатные и видеоматериалы»
Поделиться:
© 2021 Кожухов А.А. – Доктор медицинских наук, профессор. Офтальмолог - хирург высшей категории.
Политика конфиденциальности.
Разработка сайта
2wind.ru